ЛЕВОНЕВСКИЙ Валерий Станиславович levonevski.net

Загрузить Adobe Flash Player

Личный сайт


Разное

- Кодексы. Новые редакции

- Защита прав потребителей

- Каталог предприятий и организаций СНГ

- Тюрьмы Беларуси

- Юридическая консультация

- Правовой портал Украины


Подписка



Rambler's Top100

Рассылка


 

30 мая 2006

Валерий Левоневский: «Именно администрации колоний являются кузницей кадров преступного мира»


Председатель Стачечного Комитета предпринимателей Республики Беларусь Валерий Левоневский провел два года в колонии общего режима за публичное оскорбление президента Беларуси. 15 мая он вышел на свободу и твердо убежден в необходимости коренных изменений системы наказания в нашей стране.

23 мая Валерий Левоневский вместе с Александром Васильевым приняли участие в презентации ежегодного доклада «Международной амнистии» в Москве и пресс-конференции, проведенной в связи с этим событием.

24 мая в Минске во время встречи бывших политзаключенных с Михаилом Мариничем был выработан план совместных действий в рамках гражданской инициативы «В защиту политзаключенных и незаконно осужденных в Беларуси», создан оргкомитет, намечены основные цели и задачи этой структуры.

Корреспондент Euramost.org беседовал с Валерием Левоневским на тему нарушения прав заключенных в местах лишения свободы, а также о его ближайших планах.

– Ваши первые ощущения на свободе?
– Первые ощущения описать довольно сложно, это можно только почувствовать. Во-первых, не верилось, что тебя никто сейчас не окрикнет, что можно идти куда хочешь, делать то, что считаешь нужным. После заключения свободу ощущаешь каждой клеткой организма, просто радуешься людям, радуешься всему. В то же время это такая определенная дезориентация в пространстве.

– Вы уже две недели на свободе, дезориентация в пространстве прошла?
– В принципе, я уже оклемался, хотя вначале казалось, что на это понадобится месяц-два, но я достаточно быстро адаптировался и намерен активно участвовать в политической жизни страны. За два года накопилось много работы, сейчас я активно встречаюсь с представителями различных предпринимательских структур, поступают интересные предложения о сотрудничестве. Просто необходимо еще немного собраться с силами, поправить здоровье и организовать все на более высоком профессиональном уровне.

– Как проходило само освобождение, кто Вас встречал?
– Освобождение проходило не так, как обычно. По правилам освобождают в 9 часов утра, когда приезжает начальство. Меня же подняли еще до подъема, в 6 часов утра я уже был на КП, все начальство колонии уже было на месте, и мне выдали документы. Я говорю, что меня должны встречать. «Ничего не знаем, действуем по инструкции», – ответили мне, но показать эту инструкцию отказались на основании ее секретности. Потом посадили в машину медицинской помощи и завезли в ближайший город по направлению к Гродно, в Слоним, расположенный в 25 километрах от Ивацевичской колонии. Там высадили на вокзале.

– И как Вы добирались домой?
– Люди, которые собирались меня встречать, узнали об этом и изменили свой маршрут. Таким образом, в Слониме меня встретили около 30 человек – жена, друзья, коллеги, представители местной прессы.

– Расскажите о поездке в Москву, куда Вы были приглашены вместе с Александром Васильевым для участия в пресс-конференции, посвященной презентации на русском языке ежегодного доклада «Международной амнистии».
– Во-первых, хотел бы еще раз поблагодарить международную организацию за оказанную поддержку, которую я действительно чувствовал, находясь в тяжелых условиях изоляции. Благодаря ей мне приходило огромное количество писем как личного характера, так и на имя президента РБ с требованием освободить меня и Александра Васильева. Писали из разных городов России, европейских стран, поздравляли с праздниками. Приятно было почувствовать поддержку от знаменитостей, например, Андрея Макаревича, Бориса Гребенщикова и многих других, всех не перечислишь.
Что касается поездки в Москву, то она была довольно продуктивной, завели массу новых контактов, дали несколько интервью СМИ, среди которых радиостанции «Эхо Москвы», Би-би-си. Оказывается, многих людей в России интересуют проблемы нарушений прав человека в Беларуси, различные аспекты политической и экономической жизни нашей страны.

– Какие вопросы, связанные с Беларусью, интересовали журналистов прежде всего?
– На пресс-конференции основная часть вопросов касалась самого доклада «Международной амнистии». Если говорить о белорусской тематике, то интересовались свободой слова, свободой митингов, собраний. Многие просто не могли поверить, что за одну фразу могут посадить в тюрьму, поэтому мы были наглядным примером отсутствию свободы слова в Беларуси. Поскольку я находился в заключении, интересовались условиями содержания в зонах.

– Содержание в белорусских исправительных учреждениях соответствует общепринятым нормам?
– Нет, и для многих было откровением то беззаконие, которое творится у нас по инициативе администрации исправительных учреждений. В российских тюрьмах тоже не все гладко, но там все-таки уже намечаются какие-то демократические процессы, поскольку исполнением наказаний занимается другое ведомство. А у нас то ведомство, которое сажает, оно же и стережет. Порой даже доходит до абсурда: одна ветвь – это уголовный розыск, РОВД и т.п. стараются как можно больше людей посадить, а другая ветвь – ДИН (Департамент исполнения наказаний), которая заведует тюрьмами, думает, как заключенных выпустить побыстрее, поскольку зоны постоянно переполнены. Получается такое бессмысленное соревнование. Причем огромное количество людей и сажают-то ни за что. Я знакомился с приговорами, в которых абсолютно отсутствуют доказательства, я не говорю, совершали те люди преступление или нет, но в приговоре нет доказательств, есть только внутреннее убеждение суда и какие-то домыслы. Еще хотел бы обратить внимание на то, что в основном сажают молодежь, спившихся людей – для отчетности, а организованная преступность только усилилась. Исправительные учреждения у нас не могут перевоспитать человека, а, наоборот, только калечат судьбы людей, еще больше озлобляют, так как именно администрации колоний являются кузницей кадров преступного мира, как это ни странно.

– Каким образом это происходит?
– Я сам был удивлен, что серьезные нарушения со стороны осужденных провоцируют именно администрации, сталкивая осужденных между собой, заставляя одних осужденных совершать противоправные действия против других. Почему у меня были конфликты с администрацией колонии? Потому что я требовал от них исполнения закона, уголовно-исполнительного кодекса, других законодательных актов. Правовая безграмотность в зоне – страшная, сама администрация не знает законов! «Положено» и «не положено» – вот все, что они могут сказать. Например, когда я поставил вопрос об исполнении трудового кодекса, мне пришел ответ от замминистра внутренних дел, где было сказано, что трудовой кодекс не распространяется на исправительные учреждения. Но ведь там же люди работают, как это закон на них может не распространяться?! Пришлось обратиться в Министерство труда и социальной защиты. Вот когда оттуда приехали, надавали всем штрафов, в ДИНе и в МВД узнали, что трудовой кодекс на них распространяется. Зато мне их знание стоило и ШИЗО, и других лишений: мне нельзя было покупать продукты питания в тюремном магазине, меня лишали свиданий. Я считался злостным нарушителем, который не мог претендовать на амнистию, на досрочное освобождение, а должен был отсидеть до звонка.

– Слышала, Вы пишете книгу о тюремной жизни?
– Да, она есть в моих планах. Цель: обратить внимание общественности на несоблюдение законов. Поэтому основная тема книги – нарушения прав осужденных по инициативе администрации исправительных учреждений: уголовно-исполнительный кодекс – самая секретная книга, которая была в колонии только у одного меня. Жалобу написать в зоне очень сложно, поскольку это выливается в огромные неприятности, вплоть до физической расправы, но, еще раз подчеркну, «черные дела» в колонии против осужденных делаются руками осужденных, но по инициативе администрации. И самое главное, что эту жалобу будет рассматривать тот же оперативник, который совершил правонарушение, поскольку по закону орган дознания в зоне – оперативник, то есть работник колонии, а не сторонняя какая-то организация.

– То есть тот, на кого будешь жаловаться, сам же и будет рассматривать жалобу?
– Вот об этом и речь – он или его коллега-оперативник, сидящий рядом! У меня таких случаев было сплошь и рядом. Как мне объяснили – это система. Но такую систему необходимо менять, поскольку это система унижений человека человеком, система превращения человека в озлобленное существо, система ломки человека. Нельзя в зоне, даже имея желание, стать нормальным человеком, поскольку там сплошное издевательство, некоторые преступники шлифуют свое мастерство именно благодаря администрации. И я также хочу задать вопрос нашему руководству, почему такая система создана в зонах?

– Получается, что в зонах работают люди, которых и людьми-то по большому счету назвать тяжело?
– Я бы так не сказал. В большинстве своем они все-таки нормальные люди, а всю смуту, в основном, вносит режимно-оперативный отдел, который и является источником нарушений прав осужденных. Их, оперативников, не много, но они имеют очень большую власть и силу.

– Вы оставили после себя борцов за права осужденных?
– Я буду продолжать это делать. Находясь в колонии, я очень многим людям объяснял действующее законодательство, и теперь они в определенной мере могут отстаивать свои законные права и интересы, поскольку человек, вооруженный знаниями чувствует себя человеком. Между прочим, это стало причиной перевода меня из одной колонии в другую, так как до меня писалась одна жалоба в год, а с моим появлением их стало 100 в день. Я надеюсь, что этот процесс будет продолжаться, но основная задача заключается не в том, чтобы наказать какого-то чиновника, а чтобы в целом изменить ситуацию в зонах, прекратить сплошное беззаконие. Если хотя бы будут соблюдаться те законы, которые у нас сегодня есть, это уже будет шаг к правовому государству. Закон должен быть законом для всех. Для меня Конституция – настольная книга, кодексы – то, чем я руководствуюсь в своих действиях.


Алена Киселевич


Справка:
7 сентября 2004 года Ленинский районный суд Гродно приговорил к двум годам лишения свободы члена Совета гражданских инициатив «Свободная Беларусь», лидера стачкома предпринимателей Валерия Левоневского и его заместителя Александра Васильева по обвинению в совершении тяжкого преступления (ст. 368, ч. 2 Уголовного кодекса Республики Беларусь). В приговоре указывалось, что во фразе «Приди и скажи, что ты против, чтобы за твой счет кто-то ездил в Австрию отдыхать, кататься на лыжах, жить в свое удовольствие», напечатанной в листовке, которая распространялась накануне акции протеста предпринимателей, содержится оскорбление чести и достоинства Александра Лукашенко. Через 10 месяцев Александр Васильев, отбывавший наказание в Оршанской колонии N8, был освобожден в связи с амнистией по состоянию здоровья. Левоневскому в досрочном освобождении было отказано. Находясь за решеткой, Валерий Левоневский продолжал борьбу за свои права и права других осужденных. Предприниматель неоднократно проводил длительные голодовки, за что неоднократно помещался в штрафной изолятор, получал несправедливые взыскания со стороны администрации колонии. Правозащитная организация «Международная амнистия» признала Валерия Левоневского узником совести.


Euramost.org



« Главная страница


Новости Беларуси


© 2001-2016. При полном либо частичном использовании материалов ссылка на Levonevski.net обязательна

карта новых документов

 

Ресурсы в тему

Законодательство Беларуси и других стран

ЗОНА - специальный проект о заключенных в Беларуси

Обзор новостейзаконодательства,  Беларусь , акции протеста, репрессии, малый бизнес

"ПРАВО" - законы Республики Беларусь по темам.

Бюллетень "ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ"


Текущее время


Избранное







TopList